Фальшивая Звезда

Фальшивый номер газеты «Красная Звезда», печатавшийся в 1984 году американцами и распространявшийся в Афганистане среди советских войск. 

Штраф за веру

 Квитанция о штрафе в 50 рублей «за веру в Бога». СССР. 1974 г.Согласно ст. 142 УК РСФСР 1960 г. «Нарушение законов об отделении церкви от государства и школы от церкви - наказывается исправительными работами на срок до одного года или штрафом до 50 руб».

История одной фотографии

Москва, Красная площадь, 25 мая 1919 года, парад полков Всевобуча в годовщину принятия декрета о всеобщем военном обучении трудящихся. Вождь большевиков Ленин (справа в кепке) произнес тогда краткую речь с грузовика, передав слово комиссару по военным делам Венгерской Советской республики Тибору Самуэли (слева).
Человек в кожанке между Лениным и Самуэли — Лев Марьясин, который тогда возглавлял отдел Всероссийского главного штаба, ведающий Всевобучем. Марьясин — типичный советский чиновник того времени. В 1920-х годах он сменил множество должностей в самых разных местах страны — от Туркестана до Украины. В конце 1920-х закончил Институт красной профессуры (ИКП), где готовили идеологические кадры для коммунистической пропаганды и агитации, и тогда же попал в аппарат ЦК ВКП(б) на должность заместителя заведующего Орграспредотделом, который возглавлял Николай Ежов.
Ежов подружился со своим замом, называл его Лёвушкой и принял в узкий круг собутыльников, которые устраивали совместные попойки и оргии. В эту компанию входил, в частности, член ЦК и запойный пьяница Георгий Пятаков (расстрелян в 1937), заместитель Ежова на посту Наркомзема Фёдор Конар (расстрелян в 1933) и другие.
Лев Марьясин после окончания ИКП быстро поднялся по карьерной лестнице, став в 1934 г. Председателем Правления Государственного банка СССР и заместителем наркома финансов. Однако, удержаться на этом ответственном посту удалось недолго — через два года Сталин выгнал "красного банкира" из Госбанка, отправив руководить строительством Черкасского консервного комбината в Киевской области.
Марьясина арестовали в декабре 1936-го, а 10 сентября 1937-го приговорили к расстрелу по обвинению в участии в контрреволюционной террористической организации. Казнят его только через год — 22 августа 1938-го.Характерно, что в пытках Марьясина, когда он сидел на Лубянке, принимал участие тот, кто бухал с ним на даче и называл его Лёвушкой — Николай Ежов.
Арестованный начальник 1 отдела ГУГБ НКВД СССР Израиль Дагин в показаниях от 15 ноября 1938 года сообщал:
«...Ежов… пристально посмотрел на меня и сказал… «Был у меня такой хороший приятель — Марьясин… вместе с ним работали мы в ЦК. Марьясин пошёл против нашего дела и за это по моему указанию его каждый день били… Дело Марьясина было давно закончено, назначалось к слушанию, но каждый день откладывалось по моему распоряжению для того, чтобы продолжать избивать Марьясина. Я велел отрезать ему ухо, нос, выколоть глаза, резать Марьясина на куски. И так будет со всеми».

За приемник могли и "принять"...

Купив приемник, гражданин должен был зарегистрировать его в районном отделении Наркомата связи, а затем вносить абонементную плату - 6 рублей в месяц. За просрочку полагался штраф - рубль в месяц. Штраф за незарегистрированный ламповый приемник - 50 рублей, за детекторный - 10 рублей.При этом 20 % суммы получал гражданин, выявивший нарушение. За пользование радиоприемником платили не только физические лица, но и организации. Такса для них была вдвое выше - 12 рублей. От уплаты освобождались только предприятия Всесоюзного общества слепых.Обратите внимание на графу "подданство": иностранец, желавший купить ламповый приемник, должен был получить специальное разрешение. 

История одной фотографии

Фотограф Виктор Ахломов об истории этого снимка:
«Есть фотография, которая называется "Плевать мне на Мальтуса". Её я снял прямо у дверей редакции, когда бежал по заданию, снимать ударников производства. По улице Горького шёл папаша в очках и шляпе, вёз на коляске одного ребенка, а другого держал на руках. Я сфотографировал эту сценку. После чего случилась интересная и довольно длинная история...
Когда я принёс снимок в редакцию, все заулыбались и тут же начали придумывать подписи, соревноваться в остроумии. Но потом подошёл редактор отдела юмора и сатиры, его звали Виктор Веселовский и сказал: "Не царское это дело – подписи придумывать. Пусть читатели придумывают". Был объявлен конкурс на лучшую подпись и назначен приз.
Так, благодаря мне, родилась в советской журналистике, и это, совершенно медицинский факт, рубрика "Придумайте подпись". Или как её потом в "Литературной газете" назвали: "Что бы это значило". Тем временем, мою фотографию опубликовали в "Санди таймс" и сказали: "Давайте состязаться с русскими в остроумии!", потом к англичанам присоединилась ещё половина Европы.
К нам в редакцию приходили сотни, тысячи писем со всех уголков Земли с вариантами подписи. Выбрали пять лучших. Английская подпись была: "Я купил их в магазине", итальянская подпись: "Пока Петруччио делает опыты". Петруччио, это тот самый итальянец, который хотел сделать человека в пробирке. Тогда Петруччио все знали!
Чешская подпись была "Плевать мне на Мальтуса". Ткни в энциклопедию, найди статью про Мальтуса. Там всё написано! Томас Роберт Мальтус, английский ученый, 1766 года рождения и т.д. Выдвинул идею, что если в семье будет рождаться по два ребенка, то через какое-то время планета не выдержит, потому что на всех не хватит питания. Он заявил, что надо иметь не больше одного ребенка…Русских подписей было больше всего, но победила одна, замечательная: "С таким мужем хоть на край света…"».«Плевать мне на Мальтуса!»
Виктор Ахломов, 1965 год, г. Москва

Немного о "тройках"

Типичная выписка из протокола заседания тройки НКВД. СССР. 9 октября 1937 г.

Господь велел делиться...

Из-за нехватки РСФСР средств на оплату растущих внешних долгов Совет народных комиссаров издал постановление о продаже за границу русских художественных ценностей. Фотография сделана 26.10.1920

История одной фотографии

У каждой фотографии есть своя история. Вот одно очень любопытное фото, сделанное в первой половиной марта 1945 года. С одной стороны, казалось, ничего особенного. В некоем явно средневековом замке несколько американских военных отмечают праздник. Но в этом и кроется суть.
Американские военные, капеллан Поляков, капрал Виллен и рядовой Райх, являются евреями, и отмечают они праздник Пурим.Это празднование происходит в замке Райдт – загородной резиденции министра пропаганды Германии Йозефа Геббельса. Что интересно, сам Геббельс был еще живой и находился в Берлине рядом с Гитлером. Наверное, крах нацизма на этом снимке ощущается, как нигде более, очень наглядно. В доме человека, во многом отвечавшем за ликвидацию евреев, представители этой нации отмечают свой праздник. А ненавистная нацистам Тора лежит раскрытая на столе как символ победы. Примечательно, что спустя несколько дней в том же здании был отпразднован и Песах.

Когда слова не нужны...

 Единогласное голосование на Пленуме ЦК КПСС за отставку Н. Хрущева. СССР. 14 октября 1964 г.

Королевы тоже ходят в детский сад

Нынешняя императрица Японии Масако Овада с подружками в детском саду. Москва. 1967 год.Семья Масако жила в Москве с 1965 года, отец был первым секретарем посольства Японии в СССР. Ходила в детский cад, поэтому прекрасно говорит по-русски.
Загрузить еще